Интервью Эндрю Джонса, разработчика ELAC, порталу «The Absolute Sound»

01.10.2018 Возврат к списку Просмотрено: 9 раз

Увлечение хорошим звуком для Эндрю Джонса продолжается практически всю жизнь. А началось оно в подростковом возрасте, когда Эндрю заинтересовался акустическими системами. Это увлечение привело к изучению акустики, как раздела физики, после чего он на протяжении шести лет участвовал в исследованиях для разработки кроссоверов и активного шумоподавления. Затем Эндрю присоединился к KEF, где стал главным инженером, а позже – переехал в США, сотрудничая с Infinity, Pioneer и TAD. Сегодня он – глава отдела разработки ELAC.

ELAC_Andrew_Jones_interview_inside_1920.jpg
Эндрю Джонс

Скажите, разработка недорогих колонок проще или же сложнее, чем создание больших и более «навороченных» моделей? Почему?

В целом, это более сложный процесс. Ценовые рамки очень жесткие, нет возможности увеличить конечную цену, что накладывает жесткие ограничения на схемотехнику и отбор компонентов. Знать цену каждого компонента – очень важно, чтобы можно было делать выбор и выбирать нужные компромиссы, а контроль над разработкой всех частей – ключ к ценовой оптимизации. Кроме того, облик модели должен нравиться гораздо большей аудитории. Как правило, такие колонки используют с бюджетными усилителями и источниками, так что нужно учитывать качество звучания этих компонентов, а также записей, которые будут слушать на этой системе.

Разработчик бюджетных акустических систем вынужден идти на компромиссы. Какие музыкальные качества вы считаете жизненно важными, а какими можно пожертвовать, чтобы добиться приличного качества звучания и приемлемой стоимости?

В таких случаях я предпочитаю пожертвовать глубоким басом в пользу более высокой чувствительности и максимальной динамичности акустических систем. При более высокой чувствительности вы получаете возможность сделать звучание громче при той же выходной мощности усилителя. И что чаще нужно – играть погромче, или же больше баса в музыке? С другой стороны, я не сторонник гипертрофированного баса, но если наша задача – увлечь нашей акустикой тех, кто обычно слушает музыку в наушниках или машине, где мощный бас создать гораздо легче, тогда бюджетные колонки должны создавать хотя бы видимость похожих НЧ-возможностей.

Насколько современные бюджетные колонки лучше тех, что выпускались десять лет назад за ту же цену? Почему?

На первый взгляд, современная акустика практически не изменилась за это время: чаще всего – это типичная двухполосная система с тканевым твитером и пластиковым, волоконным или металлическим диффузором СЧ/НЧ-динамика в закрытом или открытом корпусе. Но они однозначно лучше. Я бы описал эту разницу как более высокий уровень качества. Причины – использование всё более прогрессивных материалов и падение цены производства. Более современные материалы диффузоров и куполов стали гораздо дешевле, при этом есть большой выбор производителей и вариантов исполнения. Это даёт большие возможности для эксперимента и подбора оптимального материала для конкретной конструкции. В то же самое время цена местного производства возросла, а возможности этого производства снизились, зато изготовление продукции в Азии продолжает оставаться весьма дешёвым, и при этом уровень качества заметно вырос. Допуски даже для бюджетных динамиков сегодня настолько строги, что в некоторых случаях уже подтягиваются к уровню High End. И это драматически поменяло соотношение цены и качества.

Как вы думаете, опыт разработки бюджетных акустических систем помогает разработчику при создании топовых моделей?

Для меня всё ровно наоборот. Разработка топовых моделей и систем даёт понимание, каким может быть действительно хороший звук, и это служит отправной точкой. Цель создания доступных колонок – передать суть композиции таким способом, чтобы слушатель оставался вовлечён в процесс, а не отвлекался на те моменты, которые колонка воспроизводит не очень хорошо. Тут всё зависит от ожиданий: я стремлюсь получить более высокое качество звучания, чем обычно ожидается от модели в конкретной ценовой категории и не использую аргументы типа «а что вы хотели при такой-то цене?»!

Что при разработке делается с помощью компьютера, а что – в виде реальных экспериментов и с помощью прослушивания? Расскажите подробнее о процессе.

Сегодня многие стадии процесса разработки реализуются с помощью компьютера. Компьютерное моделирование, проектирование и измерение гораздо более эффективны и доступны сегодня, чем в начале моего пути, как разработчика. Но вопрос в том, что нужно понимать, что моделировать, насколько точно и т.д. Широкие возможности также означают, что зачастую эти техники используются без полного понимания их приложения или же точности при разработке новой конструкции, особенно это относится к измерениям. Похоже, что большинство делает как раз не точные измерения, как ни странно. Так что эксперименты с реальными компонентами и опыт просто необходимы, чтобы эффективно использовать компьютерное моделирование.

Процесс заключается в создании модели, изготовлении, тестировании, прослушивании. После чего цикл повторяется с изменения модели. Выдающееся преимущество компьютерного моделирования заключается в том, что большое количество итерации можно совершить без фактического изготовления прототипа. Что позволяет сократить время разработки или же лучше настроить модель за то же самое время. Естественно, большинство инженеров не стараются закончить разработку быстрее, чем планировалось – они будут «тюнинговать» модель до последнего!